Психология ребенка - Эти загадочные малыши - Имеет ли ребенок право что-то скрывать?
Психология ребенка - Эти загадочные малыши

Имеет ли ребенок право что-то скрывать?

Я убеждена, что моя приемная дочь, а точнее падчерица – испорченная девочка. Сделает что-нибудь плохо и никогда не признается. Я полагаю, за это надо очень серьезно наказывать.

У нас в группе случилось ЧП. Кто-то из детей разбил аквариум с рыбками. Сам никто не сознался. Пришлось нам пригрозить всем серьезным наказанием, и только после этого нашлись двое смелых, которые рассказали, как обстояло дело, — это Наташа толкнула Юру, и он опрокинул подставку с аквариумом.

Отец строго-настрого запретил Глебу брать в руки спички. И вот неделю назад я случайно обнаружила в кармане его курточки целый коробок. Наши расспросы ничего и не дали. Сын не сказал нам, откуда они взялись у него. И почему ребенок растет таким скрытным? Как он может что-то скрывать от своих родителей?!

Многие взрослые убеждены, что у малышей нет и не может быть тайн и секретов. По их мнению, дети должны быть настолько чистыми и бесхитростными, что любой вопрос и тем более требование с их стороны должны моментально исполняться. Однако даже самый маленький человек имеет право на личную точку зрения, на предпочтения и симпатии, в целом на личную жизнь и тайну. Родители, например, не посвящают детей в детали своих сексуальных отношений, в соседские дрязги или подробности летних похождений своих давнишних приятелей. А вот поверить в то, что у трехлетней девочки есть секрет от мамы или бабушки, они никак не могут. Этот факт недоступен их пониманию. Они удивляются, с каким упорством дети скрывают свои маленькие тайны. Подобные действия малышей вызывают у них досаду и раздражение.

Атмосфера семейного доверия и открытости, безусловно, способствует формированию в детях чистосердечия, желания поделиться с близкими и плохим, и хорошим. Но если взрослые замолкают при появлении ребенка, прерывают свои разговоры и дебаты, то вряд ли стоит ждать от малыша ответной откровенности.

Нужно настоящее мужество, чтобы признаться в совершении поступков, способных вызвать нарекания взрослых, их гнев и готовность наказать виновного. Не каждый совершеннолетний гражданин способен на это. Откуда же у маленьких шалунов и нарушителей общественного спокойствия возьмется такая отвага? Рассказать о содеянном взрослым, родителям или воспитателям, поведать им свои сокровенные желания — значит лишить себя психологической защиты, целиком довериться мудрости и всепрощению окружающих. Сделать это очень нелегко, ведь даже между родными и любящими людьми остается определенная дистанция, преодолеть которую удается немногим.

Мать была и остается самым близким и доверенным лицом для любого малыша. Но уже в три-четыре года ребенок страшится огорчить ее рассказом о своих неблаговидных поступках. Поэтому умолчание относительно действий, нарушающих запреты, можно трактовать как стремление сохранить мир и спокойствие в доме. Малыши подсознательно верят, что пока правда не выплыла наружу, ничего плохого как бы и не произошло. Эта их наивная вера не имеет ничего общего с намеренной скрытностью, враньем ради корыстных интересов. Когда о своих делишках помалкивает человек старше 14—15 лет, делает он это ради личной выгоды или из страха. Аналогичные действия дошкольников продиктованы, как правило, благородными побуждениями. А наши подозрения порождены собственной порочностью и нечистоплотностью или являются безосновательными.

Чтобы понять, почему молчит ваш малыш, поставьте себя на его место. Этот шаг поможет вам смириться с формированием личной автономии ребенка, его правом рассказывать лишь то, что он сам сочтет нужным. Допытываться и вести расспросы ради восстановления истинной картины случившегося или поиска виновных — значит вести себя малопривлекательно. Это задача судебного следствия, а дошкольник – не преступник и не грабитель. Дети стремятся во всем подражать нам, взрослым. Если мы грубы и неделикатны, то и они будут такими же, если мы оставляем за собой право на личные секреты, закрытые для обсуждения темы, то давайте предоставим его и нашим детям.

Пол Экман в своей работе «Почему дети лгут?» пишет о Пятой поправке к американской конституции, провозглашающей право граждан сохранять молчание, если есть угроза их интересам и безопасности. Мы не граждане Соединенных Штатов, но и нам не стоило бы забывать об этом. С появлением на свет ребенок отделяется от организма матери, позже он приобретает все большую физическую и эмоциональную автономность, становится самостоятельной личностью. Конечно, близкие люди имеют больше возможностей проникнуть в душевный мир малыша, но не потому, что у них на это больше прав, а в силу желания ребенка открыться, довериться другому человеку. Определенное сходство взглядов и установок детей и их родителей способствует этому процессу, а вовсе не обязанность ничего не скрывать от них.

Взрослые не должны прибегать к наказанию и нравственному террору по отношению к детям, стремящимся своим молчанием или ложью сохранить спокойствие близких. Эти действия лишь подтолкнут ребят к более жестким формам манипуляции или послужат фундаментом развития у них таких черт, как склонность к предательству, фискальству и наушничеству. То, что родителям или воспитателям может показаться откровенностью и детской открытостью, на деле способно обернуться подлостью и безнравственностью. Поэтому больше доверяйте своим детям и не стремитесь узнать их тайны, даже под большим секретом.